ksa: (кукушкина)
Возвращались с Тишь из Твери волшебным поездом Ласточка, что долетает до Москвы за час сорок. Выходя из вагона, Тишь подняла плеер за хвост новеньких наушников - и тот, соскользнув, рыбкой нырнул между вагоном и платформой.
- Упс, - сказали мы с Тишь.
- Ждать надо, пока отъедем, - сказал мальчик-контролёр, - это через двадцать минут. Я сейчас уборщице скажу - может кого из рабочих найдёт.
- Э-э, - сказал дядька в сизой железнодорожной форме, похожий на вагонного из фильма "Чародеи" - Мы когда отъедем, вы девочку вниз спустите, а потом на платформу втащите - все так делают, когда что уронят.
Перспектива нас как-то не вдохновила - и руки у меня не безумно сильные, и жопа у дочери увесистая, и брезжит некоторое смутное знание о том, что мы так нарушим все правила безопасности.
Но за три минуты до отправления Ласточки вернулась маленькая таджичка-уборщица в пронзительно-жёлтом фартуке со здоровенным дядей в таком же жилете. Дядя глянул под платформу, дождался отправления поезда, спрыгнул вниз, подал Тишь плеер, победно потряс над головой сцепленными руками и удалился по путям, махнув рукой на кошелёк, которым я размахивала, желая немедля отблагодарить.
- Если б я была супер-героем, - сказала Тишь, - меня бы звали как-нибудь типа "Эдвард-руки-из-жопы".
ksa: (кукушкина)
Наткнулись с Тишь в ящике на "Копи царя Соломона". Похищают барышню. Реплика героя: - Это русские.
Наша реакция:

- Ну, да, как во всём виноваты - так или тамплиеры, или русские.
- Ну, ещё если надо что-то изобрести.
- Или украсть.
- Или что-то украсть и на основе этого что-то изобрести.
- И быть потом во всём виноватыми.
- Нет, это уже какой-то Тони Старк.
ksa: (кукушкина)
Сходили с Тишь вчера на концерт БГ. Чёрт, и ведь я этого так ждала (правда, объясняя себе, что жду посмотреть, как он сейчас работает живьём, а главное - показать это Тишь). Потому что в прошлый раз на его концерте (если не считать каких-нибудь сборных проектов) я была году в 89-м, когда Аквариум приезжал в Тверь. И провела по своему единственному билету человек пять развесёлых хиппи, прицепившихся ко мне паровозиком и рассеявшихся по залу. Боб тогда был тонкий-звонкий, в кожаных штанах, с хвостом длинных волос, яростно делал "Парусный флот" и страшно "Рок-н-рол мёртв", и мы танцевали и подпевали, как безумные.
Ну таки что... На пятой песне я наклонилась к Тишь и прохрипела (потому что со вчера могу либо шептать, либо хрипеть, либо сипеть): - Совсем никак?
- Ну, - сказала Тишь, морща нос, - Ну не настолько, чтобы...
И да, я была согласна, не настолько чтобы терпеть пихающихся селфи-девочек справа, пахучего мужика в клетчатой рубашке перед нами и танцующего под любую песню в ритме "я сейчас кончу" офисного мальчика слева. Не настолько.
- Ещё три песни, и если не зацепит - уходим, - сказала я, и Тишь кивнула.

Чёрт, я же очень экономная девочка и обычно не ухожу с того, за что уже уплочен билет в один конец до Амстердама (ну, ладно, мы ушли с последних трёх песен Пикника на концерте под открытым небом, но там ливень шёл стеной, и с последних трёх песен Кейва в Праге, где Тишь сносило звуковой волной, но оттуда я уходила, чуть не плача. И не по деньгам, хоть я и меркантильная кю ).
А тут дослушали ещё три и одну байку про ирландские места силы и то, как БГ на них поёт, предварительно вычислив место на карте мистическими путями ("По пересечению кругов от пивных кружек" - пробормотала Тишь) и под четвёртую стали пробиваться к выходу под недоумевающие вопросы: - А вы куда лезете?
Мы лезли оттуда. Потому что то, что сейчас БГ выдаёт вживую, можно спокойненько и с комфортом любить дома перед монитором - драйв и градус будет ровно тот же. Потому что он, гад (это я с восторгом), достиг той стадии просветления, когда зал ему абсолютно похуй, он работает, разговаривая то ли с Богом, то ли с собой (причём, знак равно между этим почти уже и поставил). Нет, он, конечно, отпускает залу милые знаки внимания - улыбкой сверкнёт, подмигнёт, плечиком дёрнет, баечку расскажет, доверительно спросит что-то, а у меня в голове крутится ехидно пропетое когда-то одной моей подругой: - Серебро голоса моего, серебро голоса, но разве я знаю слова, чтобы сказать о себе?
ksa: (кукушкина)
А это у Тишь... вероятно, невеста Ктулху:

ksa: (кукушкина)
Пошли это мы с Тишь на рождественского "Доктора Кто" в Формулу Кино на Рублёвке. Не потому, что именно туда хотелось, а потому что там билеты были, а на Киевской - уже нет. Ну и (а как же без этого?) Тишь возжелала попкорна. За маленькую порцию сладкого попкорна и маленькую разливную пепси с нас захотели 750 рублей.

- Ваше начальство не охренело ли? - кротко спросила я барышню.
- Это Рублёвка, - гордо ответила она нам, - Ну возьмите Липтон какой-нибудь в бутылке, он дешевле.
Просто "почувствуй себе нищебродом, бэби, это Рублё-овка".

А рождественская серия притом была очень мила и очень в старом духе. Главзлец похожий на большого игрушечного робота, Ривер Сонг, ловящая бриллиант сиськами, милые шуточки...
Вот только в очередной раз понимаю, что Капальди для меня - ни разу не Доктор. Обидно почти до слёз - и играть мужик умеет, и пластичный, и голос хороший, и тот самый очаровательно-ядовитый тип внешности, который я обычно ценю у актёров, но я по-прежнему жду, что откуда-нибудь вынырнет Теннант, или Экклстоун, или, ладно, я уже согласна - пусть даже Смит, скажет: - Спасибо, что подменил, - отберёт отвёртку - и всё наконец-то станет, как надо.

ksa: (кукушкина)
- Тишь!- возмущаюсь я, досмотрев детектив, которые в последние три минуты внезапно вывернулся наизнанку, - ну нет, так нельзя! Читатель и зритель любит чувствовать себя умным, любит участвовать в процессе расследования, любит иметь шанс догадаться, кто убийца, а не..
- Ага, а не оба-на ему из под плаща: - Посмотрите, какой у нас конец!
ksa: (кукушкина)
Сходили с Тишь на новых "Мстителей".
Нас заранее успели предупредить, что
1. весь кайф в картинке, так что идти надо в хороший 3-D (было бы актуально, если бы Тишь могла смотреть 3-D).
2. сюжета нет совсем.
3. у железного злавзлеца в оригинале должен быть голос и мимика Джеймса Спэйдера, жаль что голоса нам не дадут.
4. Капитан Америка едва не поднял молот Тора.
5. ну и Тор стоит красиво.

Ну так вот - Тор красиво стоит, сидит, ходит, швыряется молотом и стучит яйцами по кафелю (это в нашей компании когда-то был такой эвфемизм для "в данный момент без девушки"). Последнее они делают на пару с Тони Старком, у которого женщина тоже где-то шляется, поэтому он от спермотоксикоза то с Тором крутостью меряется, то Мьёльнир за компанию поднять пытается, то изобретает очередную железяку, едва не устроившую конец света.
Но зато он "за всё платит, всё изобретает и прекрасно выглядит".

А у сотворённой им железяки мимика как у улучшенной версии Вольдеморта, задница, восхитившая Тишь и специфическое чувство юмора. Ну и голос при дубляже подобрали неплохой, так что злодей вышел просто очаровательный. Я бы про него ещё посмотрела - может оживят?
ksa: (кукушкина)
Кстати, сегодня последний день "Дю Солей" в Москве. Так что если кто-то думал - идти-не идти и протупил до нынешнего утра - я бы сказала "идти". "Quidam" - это очень здорово. По настрою он напомнил мне "Кортео" - это полностью связная (и не слишком весёлая) история. Но не такая богатая по декору как "Кортео" (как сказала Тишь - "в основном применяются мощные технические средства, недоступные беспозвоночным - кости и мышцы"). Зато как применяются...
И музыка. И, как всегда, изумительная сценография. И полное ощущение, что вся команда работает, связанная единым разумом (тут опять реплика Тишь - те, кто смотрел Тихоокеанский рубеж - поймут - "А ты представляешь, как бы они вели Егеря? Он бы у них балет танцевал.)
А это немножко номера с лентами, который "Дю Солей" делает практически в каждом представление.

дю солей 1
Здесь он превратился в что-то почти невероятное и очень страшное. Строго говоря, это сцена самоубийства - пусть и воображаемого самоубийства. Когда, обмотав себе лентой шею, гимнастка скользнула вниз, замерла, а потом позволила ногам чуть разойтись - расслаблено и мёртво - тут-то я дышать и перестала.

И вот эти ребята просто невозможные (тут ощущение, что не дышишь почти весь номер).

дю солей
Они всё делают невероятно медленно, так, словно живут в каком-то другом темпе. В этом номере нет обманчивой цирковой лёгкости - ты просто физически ощущаешь, насколько всё тяжело, мучительно, на пределе. Но это так невероятно красиво.
ksa: (кукушкина)
В аэропорту мы обнаруживаем, что наш рейс перенесён на час позже, и я несусь в Биллу, чтобы нахватать там плесневого сыра.
 - Вот бедолага, - сочувствует [livejournal.com profile] a_str, заглядывая в мою корзинку.
....................................
В самолёт вмести с нами садятся стомиллионов китайцев. На самом деле, человек сорок - отлично знающих друг друга, шумных, дружелюбных и... контактных - радостный ребёнок лет трёх пинает спинку кресла Тишь, а у дамы возле меня понятие "личное пространство" захватывает, кажется, мою печень. Ну или куда там она постоянно попадает локтем. Засыпаю. едва пристегнувшись и вижу во сне, что лечу самолётом имени Скрябина.
"Никуда не деться от работы" - думаю я, но тут меня будит Тишь, чтобы сообщить, что мы летим самолётом имени Скрябина.
 - Микробиолога? - переспрашиваю я.
- Нет, композитора, - уточняет Тишь.
( - Хоть селфи-то на фоне сделали? - спросил вчера директор. И опечалился, что нет.)
........................................
А дома бардак, следы небольшого потопа, рыжий кот, который кажется страшно маленьким по сравнению с рыжим котом правильного размера:
DSCN1970
и Базиль, собирающийся в Израиль. О, вот уже собрался и убежал. Что-то отпуска мы проводим, как барон и баронесса Мюнхаузен из нашего фильма проводили свадебное путешествие.)
..........................................
А в Праге всего неделю назад над площадью выпендривался, демонстрируя грязные пятки, босой канатоходец.
DSCN1905

DSCN1907

DSCN1908

DSCN1909

DSCN1910
И лебеди настроили себе гнёзд где попало из чего попало:

DSCN1978
(Конкретно это - почти у Народного театра. На второй день вокруг гнезда была натянута бело-красная лента, а на третий - выставлена железная загородочка с объявлениями "руками не трогать").
ksa: (кукушкина)
Мы стоим на детской площадке у набережной - сзади носятся дети, сбоку солнце и вода сквозь ветки, перед глазами - солнечные блики и катамараны - один в форме лебедя, два - автомобильчики. Вокруг площадки неспешно вышагивает парень с коляской, и все немножечко следят за ним взглядом. У него бритая голова, мощная шея и ярко-алая футболка с длинными рукавами, обтягивающая торс, как нарисованная. Под алой тканью перетекают мышцы, выпуклая грудь - как плита. Он медленно проходит мимо нас, и Тишь, как самая непосредственная, озвучивает общую мысль: - Классная задница.
 - Да, зачётная задница, - говорит Юлька.
 - Отличная задница, - подтверждаю я.
Есть в этом мире некоторые вечные ценности.
Обойдя площадку, "спортсмен" берёт за руку девочку лет восьми, подзывает маленькую жену и гордо удаляется.
- Тренер, наверное, - говорю я.
 - Ага. Подошёл к снаряду, показал как надо и: - поняли? работаем, работаем.
ksa: (кукушкина)
Весна совершенно невозможная. В парке жабы мечутся в поисках партнёра, если опустить руку в пруд - рискуешь вынуть её с озабоченным прильнувшим к тебе жабом, у которого в золотых глазах сияет "и это всё моё?" - потом, конечно, осознаёт, бедолага, разочаровывается и плюхается в пруд. Школьников вывели в парк и на примере жаб объясняют про весну и пестики-тычинки. Во всяком случае, мне так показалось.
По краю пруда бегает возмущённый терьер, пытаясь выудить и разлучить каких-нибудь влюблённых, но им пофиг. Тишь отходит в сторону и говорит:
 - Нет, ну я должна это снять!
Сначала мы ничего не видим, а потом различаем фактуру пёстрой шерсти, прижатые к спине уши, блестящий тёмный глаз... Зайчонок сидит совершенно неподвижно метрах в пяти от детей и собак.

Над парком стоит запах мёда. Пахнет мёдом, а цветёт вишня - сплошным белым пологом, белым шатром. Сквозь её пелену мы видим Прагу внизу. "Лучший вид на город" - говорит Сашка.

Карпов под Карловым мостом нет. Может и у них где-нибудь любовь. У чаек точно любовь - я не вижу других поводов отсутствию чаек у Карлова моста.
Возле Орлоя крутит огонь прошлогодний парень - всё в тех же спадающих штанах, всё с теми же светлыми опалёнными волосами, свалявшимися почти в дреды. Парень маленький, с узкими покатыми плечами, тонкой талией и тяжеловатым задом, но когда он танцует с огнём, то выглядит как бог. Ну или как полубог. В сваливающихся штанах.
Когда он останавливается, задыхаясь, его сменяет второй - длинный, тощий, весь в чёрном - тёмный и светлый, пластичный и резкий, но хороши оба.
Пытаясь их заснять, Тишь случайно выдвигает объектив, осознаёт прелести детальной съёмки - и уже в темноте мы бродим от объекта к объекту, под рефрен её недовольного: - Опять получился хренов Сайлент Хилл.
Ну и тот самы зачонок. Размер - с ладонь, примерно. Снимала не Тишь - из её фотоапарата выпотрошим кадры когда вернёмся.
ksa: (октябрьский виноград)
Спойлерила вчера подруге Хоббита:
  - И тут он этому мудаку доверяет своих детей. Ну а мы с Тишь комментируем - "Ага, сначала его поставили в ночной дозор - и он просрал армию эльфов. Потом его поставили караулить Бильбо - и он дал ему сбежать. Теперь ему доверили детей. Хотя дети иногда так надоедают...
 - Это какому мудаку?
 - Ну той крысе при бургомистре.
 - А куда делся бургомистр? Он же должен был сбежать?!
 - А на него прицельно прилетело драконом.
 - Погоди.... Ты хочешь мне сказать, что они замочили Стивена Фрая Камбербэтчем?
ksa: (октябрьский виноград)
В запруде у Карлова моста плавают карпы размером с хорошего поросёнка. Время от времени сквозь тёмную воду начинает проступать белесое пятно, становится различим хребет, чешуя, плавники - и огромная пасть хватает лист, хлебную крошку или пытается прихватить за хвост беззаботно плавающую чайку. Сомневаюсь, что чайки интересуют их гастрономически, но проделывают они этот номер с мрачной регулярностью. Тишь крошит карпам хлеб, перевесившись через ограждение, одной рукой я придерживаю её за длинный ведьминский капюшон флиски, в другой руке у меня толстенький пенковый стаканчик с глинтвейном. Одна из версий счастья несомненно выглядит именно так.
Мы стоим в странной сувенирной лавочке - здесь по стенам бредовые платья и бредовые сумочки и бредовые картинки, здесь в витринах бредовые кольца и бредовые броши. - Студенты, - говорит барышня за прилавком, - это всё делают студенты.
- Не то... не то... - я откладываю брошь из часовых шестерёнок и брошь со старинными фото - всё это вполне "то" для меня, но нужно не для меня.
- Мам! - дёргает меня Тишь, - Мам! Смотри!
И я смотрю.
- Там простое ст'екло, - говорит барышня, - надо смотреть.
И я смотрю.
- Тишь, - говорю я, - Ты гений. А можно ещё один?
- Если они работают завтра, - говорю я, - надо взять ещё один. Или два.
- И кто им разрешил колдовать за пределами Хогвардса? - говорит Тишь.
Но сегодня за пределами Хогвардса колдуют все, кому не лень. Колдует очередной запевала у кришнаитов - тощий, гнусавый, с лицом Стервятника из "Дома в котором" и таким невероятным драйвом, что за ним можно уйти куда угодно. Колдуют ребята, крутящие на площади огонь - высокая девочка с модельными пропорциями и совершенно бестелесный парень, полностью теряющийся в своей футболке и шароварах.
- Вам нравится наш огонь? - спрашивает он по-английски, - Вы хотите ещё огня?
Горящий пои сливаются в круг, огонь перетекает по рукам, в воздух взлетают булавы. Девочка обходит толпу со шляпой, минуя нас - мы уже бросали монетку, но мы кидаем ещё, - это было хорошее колдунство.
Найденным на улице куском мела Тишь весь день метит Прагу - силуэт ворона на доме возле Орлоя, чайка и выпрыгивающий карп возле Карлова моста, дракон, обвивший ржавую трубу на старом доме в стиле модерн.
Я иду и думаю, что надо нарисовать Тишь - вот так, со спины, голубые джинсы, чёрная флиска с ведьминским капюшоном, длинный хвост спутанный волос, вскинутая рука с мелом, вычерчивающая когти драконьей лапы - и рядом старинная дверь в резных пыльных лилиях.
ksa: (октябрьский виноград)
Мы с Тишь - люди скучные и предсказуемые. Нам нужно Прагу, потом Прагу и ещё немножечко Праги сверху - в малом туристическом наборе. Поэтому мы опять идём по набережной к Карлову мосту - там, как обычно, играют джаз, а у художника с эмалями появился кулон, который я бы уже купила, если бы он был брошью. Мы покупаем трдло возле собора, и Тишь кормит хлебом вороного мерина, фотографирует парня с гигантскими мыльными пузырями и живые скульптуры - двух молодых охламонов - золотого и серебряного. У серебряного цилиндр, длинные волосы, седые от краски и морда ехидного эльфа. В одном из подвалов вокруг площади обнаруживается аквариум, и мы полчаса бродим, рассматривая витрины с акульими челюстями и живых гигантских карпов, курносых осетров, щук и флегматичного сома, похожего на усатое нетолстое бревно. Мы выбираемся на свет и идём к лебедям. Прага - идеальное место для "смотри-смотри-смотри":
- Смотри, я в первый раз вижу такого эталонного негра! Он словно сбежал из палаты мер и весов!
- Смотри - женская версия Снейпа! Настоящего Снейпа!
- Смотри, какая красивая японка! И не говорите мне, что это фотошоп!
- Смотри - тебе не кажется, что эта тётка могла бы преподавать в Хогвардсе?
- Смотри, какой профиль?
- Вот у этой, с ирокезом?
- Смотри, какой декоративный панк!
- Смотри, какие у неё потрясающие ноги!
Длинноволосая негритянка в коротком клетчатом пальто, словно услышав, наклоняется завязать ботинок, и мы заворожённо смотрим, как под коленом скульптурно напрягается сухожилие.
- Совершенство...

А ещё Тишь научила павлина прыгать за хлебом, а лебедя - доставать хлеб у неё из кармана куртки. Правда за жопу он её всё равно ущипнул.
ksa: (октябрьский виноград)
Мы идём по Праге, куда глаза глядят, складывая в память приметы, чтобы вернуться - вот старая церковь и узенькая улочка вниз, вот лавочка с цацочками, вот музей туалета - расписанный потускневшими цветами унитаз в витрине чудо как хорош, - запоминаю я.
- Вот огромная паутина-туннель с маленьким пауком (он что, так рост компенсирует?), вот проросший сквозь мост стебель, вот в окне горшок с вереском, вот на парапете слизень - я его сюда положила, - запоминает Тишь.
- Лебедям? - говорит продавщица и достаёт откуда-то половину огромного каравая, - семнадцать крон. Порезать?
- Один кусок - одна поглажка, - сообщает Тишь лебедям и действительно успевает погладить каждого, пока клюв у него занят хлебом. Я не так проворна - меня два раза цапнули.
В парке опять набухли почки на магнолии, по какому-то разу доцветают розы и белая сирень. Да. Сирень. Цветёт. Ничего не понимаю.
По пути к Орлою встречаем кришнаитов.
- Я их раньше только на фотографии, - говорит Тишь, - Круто, а? Круто же. Мне понравилось... Ой, это не первая стадия заражения? Хотя я столько слушала про бухло - и не пью, столько читала про убийства - и пока не.
- Ты всех мочишь в игрушках, - издеваюсь я.
У Орлоя для соблюдения жизненных правил я покупаю "клобаску" и стаканчик глинтвейна, Тишь - кусок свинятины с вертела.
Возвращаемся домой, по-привычке считая приметы: первый мост, бревно с чайками, второй мост с башенкой, витрина "смерть арахнофобу" (Тишь насчитала 35 пауков), безумный дом, поворот, метро Карлово намести, парк, где днём носился какой-то терьерчик, стена, где между камней растёт какая-то очень резная и жёсткая травка, магазинчик с вкусными кексами (там Тишь вытребовала белый шоколад с марихуаной, потому что "сегодня день "в первый раз"), свернуть, ещё один огромный паук, отель, лестница, уффф...
ksa: (октябрьский виноград)
Наш отельчик на Соколска. На самом деле вся эта улица - сплошные отели, почти в каждом доме. Сухощавая дама-регистратор демонстративно не говорит по-русски, я ни в зуб ногой по-чешски, сговариваемся на английском. Огромный номер с высоченным потолком и белыми стенами, окна выходят во двор, на пустую баскетбольную площадку. Тихо. Просто невероятно тихо. Кстати, пять дней в этом номере (с завтраками) обойдутся лишь чуть дороже, чем неделя в Новом Афоне в доме с сортиром и душем на улице.
Русские отзывы в сети при этом так себе - и еда унылая, и интерьеры совковые, и персонал нелюбезный, и интернет не халявный. Люди, вы зажрались.
Проскочив вчера на машине мимо, мы возвращались к отелю пешком по огромному мосту, нависающему над самим городом - где-то там под ним, внизу, в темноте были высокие дома, детская площадка, кто-то выгуливал собаку.
- Тишь, сказала я, - смотри, под нами город.
- О! - восхитилась Тишь, вглядываясь в решётку ограждения, - Смотри, самка крестовика. Довольно крупная.
Как и обычно, Прага даёт каждому то, что ему надо.
ksa: (октябрьский виноград)
Кстати завтра (то есть, уже сегодня - 11-го ноября) что-то в 11 с копейками утра мы с Тишь сядем в самолёт и (я надеюсь) через пару часов окажемся в Праге. Где ещё остатки золотой осени и вроде бы + 8, и трдло, обсыпанное корицей, и уже наверняка на улицах продают горячее вино и горячий же шоколад. И лебеди наглые, и павлины бродят по парку, и шпили торчат в небо и всё так, как должно быть.
ksa: (октябрьский виноград)
Ну вот, сейчас Тишь практически родилась.
У меня на компе ужасно мало её фото. Да и просто мало - она не любит. Лучший способ сфотографировать Тишь  - снять её вместе с каким-нибудь залезшим ей в волосы богомолом. Тогда да-а, тогда мы снимаемся. Поэтому совершеннолетней Тишь не покажу.
Покажу прошлогоднюю, размытую, в Праге:


Позапрошлогоднюю, свежеостриженную:
Read more... )
Это Тишь - самая моя лучшая фенька, картинка, сказка и цацочка.
Ну и уже традиционно - ссылка на историю появления Тишь и как Тишь зовут на самом деле:
http://users.livejournal.com/_ksa/454121.html#comments
ksa: (октябрьский виноград)
Ну и что там говорят про "японцы "л" не выговаривают? Японский посол отлично выговаривает. Неоднократно.

Это у нас сегодня в музейчике дни Японии открылись. Неделя непроходящего безумия, несколько часов адищной работы школы икэбаны - и теперь у нас во втором здании целый зал всяких эстетически продуманно засунутых в вазы растений, а на манекене, притворявшемся на выставке в манеже Скрябиным - красное свадебное кимоно в бабочках и цаплях.

А ещё у меня сегодня ближе к ночи в очередной раз родится Тишь. Вы не поверите - в восемнадцатый.
ksa: (чашка2)
Новая программа "Пикника" - прекрасна. Видеоряд - крыша слетает. А ещё они победили мою уверенность, что зал в "Крокус-сити-холле" "прокачать" нельзя, потому что это даже Кейву почти не удалось. Можно. Шклярский - может. К сожалению. Потому что когда ты сидишь на балконе, ряд седьмой, а танцевального партера в Крокусе нет, то прокачанный искусством зритель мужского пола, возраст 23-30, тип - "а чО такова?", догрузившись в антракте пивасиком, встаёт на узком балконе и, не уходя в проход, начинает петь "Фиолетово-чёрный", качая перед твоими глазами спиной и жопой, а ты мечтаешь ему сказать, что его жопа не будет интереснее видеоряда "Пикника", даже если он снимет трусы и сунет в неё морковку. Или кинуть яблоком (но яблоко я из сумки вынула). А потом они танцуют уже впятером - такой ряд танцующих жоп, между которыми прорываются какие-то фрагменты того, что на сцене.
А потом мы с Тишь пытаемся до них докричаться, чтобы они сели. А потом Базиль дотягивается, и вежливо просит одного таки сесть. А тот, само собой, разворачивается и лезет к нам доказывать, что бывает, когда его обижают.
Одним словом, последнюю песню мы всем испортили уже коллективно.
Не, ладно, нас не побили, хоть и хотели. После концерта они развернулись, и начали мне объяснять, что со мной сделают.
И тогда моя тихая дочь, блестя очОчками, открыла рот и ответила... Богато ответила, одним словом. У парня, стоявшего на линии фразы, стало такое лицо, будто на него прыгнул боевой мышь из Нарнии.
- А чо? - сказала Тишь, - я высказалась на доступном ему языке.

 - И как ты до таких лет дожила? - спросил Базиль дома.
Чтоб я сама понимала.

Profile

ksa: (Default)
ksa

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
121314151617 18
19202122232425
2627282930 31 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 09:13 am
Powered by Dreamwidth Studios